АНТИОКСИДАНТНАЯ ТЕРАПИЯ В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ БОЛЕЗНИ ПАРКИНСОНА

Обзор статей

Мы еще недостаточно знаем о механизме антиоксидантной защиты мозга. Однако, любая защита имеет предел, который в конце концов достижим, особенно в эпоху «окислительного стресса», которую мы переживаем.

Кроме того,способность организма производить антиоксиданты уменьшается с возрастом. Поэтому диета, богатая антиоксидантными фито-веществами, содержащимися в овощах и фруктах, и дополнительный прием антиоксидантов, витаминов и минеральных веществ имеют важное значение.

Болезнь Паркинсона.

Зачем нужны антиоксиданты?

 

Одна из этих теорий гласит, что  свободные радикалы -  неустойчивые и потенциально опасные молекулы, возникающие в результате нормальных биохимических реакций в организме - могут способствовать гибели нервных клеток, что ведет к  болезни Паркинсона.

 

Свободные радикалы (оксиданты) являются неотъемлемым продуктом клеточного кисло-родного дыхания. Поэтому в клетках, которые работают активнее, свободных радикалов вырабатывается больше. Нервная ткань, а также мышечная, и в особенности сердечная мышца, являются наиболее активными тканя-ми человеческого организма, и поэтому клетки мозга сильнее подвержены вредному действию свободных радикалов. 

 

Кроме кислорода, которым мы дышим, источником свободных радикалов могут также быть загрязнение окружающей среды, излучения, сигаретный дым, химические вещества и гербициды. Целью свободных радикалов являются, в первую очередь, липидные молекулы, входящие в состав клеточных мембран, и молекулы ДНК в митохондриях. Свободные радикалы «прожигают» отверстия в клеточных мембранах, через которые внутрь клетки проникает кальций, вызывая нарушение кальций-натриевого равновесия и апоптоз (смерть клетки). А разрушение ДНК вызывает нарушение главной функции клетки – производства энергии и белков.

Факты, косвенно подтверждающие эту гипотезу, были получены в 2006 году. Ученые обнаружили у пациентов с  болезнью Паркинсона высокий процент нарушений структуры ДНК в митохондриях нейронов, вырабатывающих допамин. Поскольку митохондрии - это сердце клеточного дыхания, в результате которого вырабатываются оксиданты, высокий уровень мутаций митохондриальных ДНК объясняется вполне логично.

Ключом к здоровью клеток является нейтрализация свободных радикалов, прежде чем они вызовут мутации, и ремонт полученных повреждений. И для этого в клеточном веществе, оболочках и межклеточной жидкости присутствуют  антиоксиданты - вещества, которые прерывают свободно-радикальные цепные реакции.

Большинство этих веществ поступает в наш организм из растительной пищи, поэтому они называются фитохимическими. К наиболее известным и эффективным антиоксидантам относятся витамины А, С и Е (известные как антираковое трио).

Каждая клетка производит свои собственные антиоксиданты, которые образуют первую линию защиты от свободных радикалов.

Главными клеточными антиоксидантами являются фермент супероксиддисмутаза (СОД) и глутатион. Особенностью мозга является низкое содержание основных компонентов антиоксидантной защиты и практически полное отсутствие фермента каталазы, которая восстанавливает СОД.

Кроме того, в черной субстанции мозга отмечается низкое содержание глутатиона и фермента глутатион-пероксидазы, которая обезвреживает токсичную перекись водорода и свободные радикалы, образующиеся при окислении липидных молекул. Вот такой вот парадокс.

Вероятно, это неспроста, и Природа позаботилась о достаточной защите такого важного органа, как мозг. Кстати, существует гипотеза (2010 год), что тельца Леви, содержащие крайне опасные неправильно сложенные белки – это не причина и не следствие болезни Паркинсона, а наоборот, попытка клетки защититься от дефектных белков, собрав их в кучу.

Мы еще недостаточно знаем о механизме антиоксидантной защиты мозга. Однако, любая защита имеет предел, который в конце концов достижим, особенно в эпоху «окислительного стресса», которую мы переживаем.

Кроме того, способность организма производить антиоксиданты уменьшается с возрастом. Поэтому диета, богатая антиоксидантными фито-веществами, содержащимися в овощах и фруктах, и дополнительный прием антиоксидантов, витаминов и минеральных веществ имеют важное значение.

В настоящее время теория свободных радикалов, хотя и не получила всеобщего признания, но уже и не игнорируется медиками, как это было всего 10 лет назад. Многие болезни попали в разряд «свободнорадикальных», в том числе и болезнь Паркинсона.

Однако, практически антиоксиданты считаются пока лишь второстепенными, вспомогательными веществами, которые следует применять при аллопатической терапии с целью противодействия побочному действию лекарств. Это большая ошибка, связанная с инерционностью мышления и корпоративностью, присущими официальной медицине.

http://www.pandia.ru/text/77/28/96957.php

 

Антиоксиданты помогают в борьбе с болезнью Паркинсона

Высокие концентрации естественных антиоксидантов в организме человека замедляют развитие болезни Паркинсона на ранних стадиях этого недуга. К такому выводу пришли исследователи из Гарвардского университета.

Среди пациентов с высоким содержанием уратов (соли мочевой кислоты, являются мощными природными антиоксидантами) в крови отмечено на 36% меньше соединений, провоцирующих болезнь Паркинсона. Вместе с тем, исследователи говорят, что их выводы справедливы лишь для тех, у кого заболевание было диагностировано не более 2 лет назад.

Майкл Шварцшильд, автор исследования, говорит, что растущие уровни уратов в крови лучше других методов защищают пациентов от возникновения и развития болезни Паркинсона. По его словам, медикам следует сосредоточиться на создании лекарственных препаратов, способствующих образованию этих антиоксидантов. «Наше исследование предполагает новый подход в замедлении прогрессии болезни Паркинсона. Люди могут жить с этим заболеванием десятилетия. Наша задача сделать эти десятилетия более качественными, а больных — более мобильными и самостоятельными», — говорит он.

Медики говорят, что ураты естественным образом образуются в крови. «Следует предостеречь людей от попыток самостоятельного поднятия уровня антиоксидантов в крови, так как это может обернуться подагрой или камнями в почках, а также способствовать болезням сердца», — рассказывает Шварцшильд.

Гарвардские исследователи говорят, что проводили исследование в 10 различных клиниках, расположенных на территории США.

«Антиоксиданты могут защищать от повреждений клетки, играющие важную роль в сохранении в здоровом состоянии нервную систему», — говорится в исследовании. Медики отследили уровни уратов в крови в организмах пациентов с конца 1980-х годов. В распоряжении ученых были данные по почти 800 пациентам клиник. Кроме того, ученые сделали химический анализ замороженной спинномозговой жидкости 713 пациентов, у которых была диагностирована болезнь Паркинсона

У 48% исследованных пациентов заболевание находилось на той стадии, когда без медицинской помощи уже было не обойтись. При этом в организмах почти всех были обнаружены повышенные уровни уратов — следствие того, что организм сам пытался бороться с заболеванием.

 Катунина Е.А.

 

В последние годы выяснению роли свободнорадикального окисления в норме и патологии, а также значению антиоксидантов в регуляции свободнорадикальных процессов уделяется повышенное внимание. Свободно­радикальные процессы – это биохимические реакции идущие с участием свободных радикалов, т.е. молекул или атомов с неспаренным электроном на наружной орбите. К ним относятся активные формы кислорода, пероксиды водорода, альдегиды, образующиеся при неполном восстановлении кислорода. В физиологических условиях процессы свободнорадикального окисления играют чрезвычайно важную роль в механизмах памяти, реакциях воспаления, модуляции сосудистого тонуса, распространения возбуждения, регуляции клеточного роста, нейропластичности, секреции нейромедиаторов. Свободные радикалы принимают участие в транспорте электронов дыхательных ферментов, элиминации отживших клеток, разрушении поврежденных хромосом. В свободнорадикальные процессы вовлечены основные биохимические составляющие клетки – нуклеиновые кислоты, белки, липиды.
Активность свободных радикалов модулируется антиоксидантной системой, представленной прежде всего ферментами – супероксиддисмутазой, каталазой и глутатионом, – а также низкомолекулярными неферментными антиоксидантами (витаминами А, С, D, E, K, F, убихинонами, триптофаном, фенилаланином, флавоноидами, каротинами, липоевой кислотой, цистеином, метионином). В условиях патологии адекватность взаимодействия про– и антиоксидантных систем нарушается, возникает дисрегуляция с подавлением активности антиоксидантных систем. Свободные радикалы накапливаются и вызывают необратимые изменения мембранных липидов, белков, полисахаридов, нуклеиновых кислот. Возникает окислительный стресс. Активация свободнорадикальных процессов наблюдается при более чем 100 различных заболеваниях. Наиболее подвержен развитию реакций окислительного стресса головной мозг. Это обусловлено высоким содержанием в тканях мозга липидов, составляющих около 50% сухого вещества, интенсивностью потребления кислорода (до 50% всего потребляемого организмом), малым содержанием витамина А, глутатионпероксидазы, каталазы, трансферрина и церулоплазмина, а также высокой концентрацией ионов двухвалентного железа – важнейшего катализатора окислительных процессов. Основным процессом, приводящим к повреждению нейронов, является перекисное окисление липидов (ПОЛ) клеточных мембран. Деградация фосфолипидных структур мембран нейронов приводит к высвобождению ненасыщенных жирных кислот, которые, в свою очередь, инициируют каскадный рост активных форм кислорода, стимулирующих ПОЛ. Разрушение фосфолипидного бислоя нейрональных мембран способствует нарушению ионной проницаемости с массивным входом кальция в клетку. В свою очередь, внутриклеточное накопление кальция создает перегрузку митохондрий с разобщением окислительного фосфорилирования и усиливает катаболические процессы. Ионы кальция вызывают активацию внутриклеточных ферментов: фосфолипаз, протеинкиназ, эндонуклеаз. Каскад ферментативных реакций приводит к множественному повреждению клеточных структур и гибели клетки. Воздействуя на ДНК ядер и цитозольных белков, свободные радикалы способны запускать механизм программированной клеточной смерти – апоптоза.
Наиболее подвержена генерации свободных радикалов черная субстанция головного мозга. Выраба­тывающийся нейронами черной субстанции дофамин подвергается ферментативным реакциям, и одним из побочных продуктов этих превращений является перекись водорода, распадающаяся на высокотоксичные гидроксильные радикалы. В норме эти радикалы инактивируются системой глутатиона. Однако известно, что с возрастом активность антиоксидантных систем снижается. Это может быть одной из причин возрастного снижения резистентности дофаминергических нигростриарных нейронов к пропаркинсоническим факторам и прогрессирующего увеличения пациентов с болезнью Паркинсона. Кроме того, для черной субстанции характерно более низкое содержание по сравнению с другими отделами мозга системы глутатиона и вместе с тем высокий уровень ионов железа. В последнее время стали говорить и о дополнительной роли сосудистого фактора в генезе нейродегенеративных заболеваний, особенно в группе пожилых пациентов.

Концепция о роли оксидантного стресса в патохимических механизмах нейронального повреждения при болезни Паркинсона определяет один из путей ее патогенетической терапии антиоксидантами.
Поиск и разработка антиоксидантной фармакотерапии ведется в двух направлениях. Первое базируется на включении эндогенных антиоксидантов, например витаминов Е и С. Витамин Е оказывает мягкое действие и при введении в организм быстро теряет активность. Вероятно, именно с этим связаны результаты проведенного в 1989 г. мультицентрового плацебо–контролируемого исследования эффективности длительного применения (24 мес.) при болезни Паркинсона (DATATOP – Deprenyl and Tocopherol Antioxidative Therapy of Parkinsonism) токоферола (200 усл. ед/сут.) и депренила. Это исследование не выявило снижения темпа прогрессирования болезни в группе больных, получавших токоферол. Другое направление заключается в создании синтетических антиоксидантов, которые отличаются более мощным действием, хорошо проникают через гематоэнцефалический барьер.

Ключевые слова статьи: Паркинсона, болезни, лечении, комплексном, терапия

Антиоксиданты облегчают состояние при болезни Паркинсона

25 января 2013 года
Антиоксиданты облегчают состояние при болезни Паркинсона

Обзор, опубликованный в журнале Nutrition Review, говорит о том, что некоторые диетические добавки оказывают хорошее действие при болезни Паркинсона.

Ученые из Университета Гонконга сообщают, что питательные вещества, помогающие при болезни Паркинсона, включают витамин С, витамин D, витамин Е, коэнзим Q10, креатинин, ненасыщенные жирные кислоты и фитоэстрогены.

Болезнь Паркинсона – второе после болезни Альцгеймера по частоте возрастное неизлечимое расстройство. Текущее доступное лечение помогает облегчить ее симптомы и немного задержать прогрессирование заболевания. Дальнейшее развитие болезни Паркинсона ведет к потере дофаминергических нейронов, что в свою очередь вызывает двигательные нарушения, когнитивные поражения и слабоумие.

На данный момент не известно, какие конкретно факторы вызывают развитие и прогрессирование болезни. Но оксидативный стресс и митохондриальная дисфункция – среди этих факторов.

Болезнь Паркинсона. История и методы лечения.

В 1817 г. английский врач Джеймс Паркинсон описал заболевание, основным проявлением которого была общая скованность и дрожание, и назвал его «shaking palsy» (дрожащий паралич); латинским эквивалентом является термин «paralysis agitans». В 1877 г. Ж.М. Шарко дал более распро­страненное описание клинических симптомов этого заболевания и предло­жил назвать его - «болезнь Паркинсона». Когда в начале XX в. выяснилось, что симптомы, типичные для болезни Паркинсона, могут развиваться и вследствие воздействия экзо- или эндогенных факторов, которые индифицируют как «синдром паркинсонизма».

Паркинсонизм - синдром, который характеризуется сочетанием гипо­кинезии с ригидностью, тремором (преимущественно в состоянии покоя) и постуральной неустойчивостью. Все формы синдрома паркинсонизма раз­деляют на 2 формы: идиопатический паркинсонизм или болезнь Паркинсо­на и вторичный паркинсонизм: постэнцефалитический, токсический, меди­каментозный, посттравматический, сосудистый, при объемных процессах.

Идиопатический паркинсонизм, или болезнь Паркинсона. В 1919 г. К.Н. Третьяков на основе морфологических исследований доказал, что при­чиной паркинсонизма является поражение черной субстанции. Нейродегенеративные расстройства определяются в участке компактной зоны черной субстанции. Их возникновение является результатом целого ряда механиз­мов, в частности накопления Са2+ и Fe3+ в нейронах, снижения энзиматической активности митохондрий, усиления процессов свободнорадикального окисления. Последний механизм является одним из самых основных и осо­бенно усиливается в пожилом возрасте, когда чаще всего наблюдается эта болезнь (после 50-60 лет). Поэтому возраст считается важным фактором риска. В последнее время отмечается, что значительная роль в повреждении нигростриарной системы принадлежит глутамату, высокая активность ко­торого через NmDA-рецепторы «запускает» ряд биохимических процессов, которые служат причиной дегенерации нейронов мозга. В структурах, кото­рые больше всего поддаются поражению у больных паркинсонизмом, кроме гибели нейронов и депигментации, встречаются своеобразные клеточные включения, которые получили название «тельца Леви».

Патогенез. Основой всех форм паркинсонизма является резкое умень­шение количества дофамина в черной субстанции и полосатом теле. Синтез дофамина происходит в телах дофаминергических нейронов, расположенных в черной субстанции. Здесь он образуется в виде небольших пузырьков - гра­нул, которые по аксонам нигростриарных нейронов транспортируются к окон­чаниям аксона в хвостатом ядре и накапливаются перед синаптической мем­браной. Под влиянием поступающих сюда нервных импульсов, происходит выход квантов медиатора в синаптическую щель. Дофамин, что освобождает­ся, влияет на дофаминергические рецепторы постсинаптической мембраны и вызывает состояние ее деполяризации. Для активизации постсинаптической мембраны используется лишь часть медиатора, который выделился. Предпо­лагают, что около 80 % дофамина поглощается обратно в пресинаптическое пространство. Существует также два пути инактивации: первый, происходя­щий с помощью фермента КОМТ (катехол-О-метилтрансферазы), а второй -фермента МАО-Б (моноаминооксидазы типа Б). Все процессы образования и транспортирования дофамина регулируются с помощью механизмов обрат­ной связи через рецепторы пресинаптической мембраны. У больных с пар­кинсонизмом наблюдается снижение концентрации дофамина в полосатом теле. Кроме дофамина, в хвостатом ядре содержится ацетилхолин и гамма-аминомасляная кислота (ГАМК). Предполагают, что ацетилхолин образуется в многочисленных интернейронах хвостатого ядра. Дефицит тормозных дофаминергических влияний на неостриатум ведет к чрезмерной активности возбудительных холинергических систем. Таким образом, при паркинсониз­ме наблюдается дефицит дофамина в мозге и одновременная чрезмерность холинергической активности. Поскольку существует обратная связь между хвостатым ядром и черной субстанцией, которая является ГАМК-эргической, после перерыва нигростриарных связей концентрация ГАМК в черной суб­станции резко падает.

Схема дофаминергического синапса

Схематически можно представить, что неостриатум содержит дофаминергические нейроны «на входе», холинергические интернейроны и ГАМК-эргические нейроны «на выходе». Картина биохимических нарушений при паркинсонизме еще больше усложнилась, когда было заре­гистрировано снижение уровня серотонина в гипоталамусе и неостриатуме. Клиника характеризуется наличием четырех групп симптомов: 1. Гипокинезия, которая проявляется в постепенном обеднении движе­ний, резко ограничивает функциональные возможности больного. Выпада­ют содружественные движения, в особенности руками во время ходьбы (так называемый ахейрокинез), шаги мелкие (микробазия), походка шаркаю­щая. Туловище сгорблено вперед (поза манекена), руки согнуты в локтевых суставах, лицо гипомимическое, маскоподобное, не выражает никаких эмо­ций. Веки редко мигают. Речь тихая, монотонная (брадилалия).

  1. Мышечная ригидность, состоящая в сопротивлении мышц и их равно­мерном повышенном тонусе. Такую форму повышенного тонуса называют пластической восковой гибкостью. Во время пассивных движений наблюда­ется «ступенчатость» сопротивления - симптом зубчатого колеса.
  2. Дрожание при этом синдроме является статическим. На начальной стадии болезни тремор носит преходящий характер, появляясь лишь в си­туации эмоционального напряжения. Наблюдается в пальцах рук, нижней челюсти, голове. Тремор значительно уменьшается во время движений. Частота тремора - 3-5 движений за 1 с. По характеру движений в пальцах тремор напоминает "катание пилюль" или "счет монет".
  3. Постуральная неустойчивость заключается в том, что у больных не всегда выявляется способность стойко удерживать вертикальное положе­ние. Больные как бы ощущают толчок вперед (так называемая пропульсия) или назад (ретропульсия), реже в сторону (латеропульсия). Иногда наблю­даются парадоксальные кинезии, когда вследствие эмоциональных сдвигов больные в течение несколько часов начинают свободно двигаться, после чего снова впадают в состояние гипокинезии.

К другим симптомам болезни следует отнести вегетативные нарушения (сальность кожи лица, гиперсаливация), психические расстройства (деменция, депрессия, состояние спутанности, психозы).

Различают такие клинические формы болезни:

  1. Акинетико-ригидную, при которой превалируют обеднелость движе­ния (гипокинезия) и высокий тонус мышц.
  2. Ригидно-дрожательную, которая характеризуется наличием мышеч­ной ригидности и статического тремора.
  3. Дрожательную, преимущественным проявлением которой является тремор, скованность движений у этих больных незначительная. Определе­ние формы заболевания является существенным фактором при выборе ме­тода лечения.

Диагностика и дифференциальный диагноз. Диагностика паркинсонизма не вызывает затруднений. В 1992 г. Huges предложил критерии клинической диагностики болезни Паркинсона, которые позволяют поставить диагноз с точностью до 93 %:

  • наличие гипокинезии и дополнительно одного из следующих симпто­мов: тремор покоя, мышечная ригидность и постуральные нарушения;
  • стойкий положительный эффект на пероральный прием L-дофы в дозе 250 мг;
  • асимметрическое начало заболевания;
  • прогрессирующее течение;
  • отсутствие в анамнезе возможных этиологических факторов вторич­ного паркинсонизма. Когда известны этиологические факторы, то доми­нирует диагноз «паркинсонизм» с указанием на основную болезнь, обу­словившую синдром, например «постэнцефалитический паркинсонизм», «медикаментозный паркинсонизм».

Болезнь необходимо дифференцировать с эссенциальным дрожанием, которое часто генетически детерминовано. Эта форма дрожания характери­зуется большей частотой (7-9 движений за 1 с), появлением во время эмо­ционального напряжения, а также при движениях (кинетический тремор), в то же время как паркинсонический тремор является статическим. Употре­бление небольшого количества алкоголя уменьшает проявления эссенци-ального тремора, что является важным диагностическим тестом.

При проведении дифференциальной диагностики надо учитывать мультисистемные дегенерации нервной системы, напоминающие симптомы пар­кинсонизма (гепатоцеребральная дистрофия, боковой амиотрофический склероз и деменция, оливо-понто-церебеллярная дегенерация, ювенильная форма хореи Гентингтона и т. п.).

Вторичный паркинсонизм. Постэнцефалитический паркинсонизм описан в 1917 г. австрийским ученым Экономо как последствие перенесен­ного эпидемического энцефалита. Клинические проявления этой формы паркинсонизма могут наблюдаться также в острой стадии вирусных энцефа­литов, при СПИДе, нейроборелиозе.

Токсический паркинсонизм наблюдается при отравлении марганцем, угар­ным газом, пестицидами, гербицидами, метанолом, этанолом, героином. В на­стоящее время чаще всего форма встречается паркинсонизма, возникающая в результате внутривенного применения меткатиона (эфедрона) - - суррогатного наркотического средства. Это средство получают из препаратов, содержащих фенилиропанолами.I, путем добавления калия перманганата. Развивается эфе-дроновая энцефалопатия, при которой признаки поражения головного мозга появляются в среднем через 6-7 мес от начала регулярного введения препарата. У большинства больных в развернутой стадии заболевания определяется ком­бинация экстрапирамидных расстройств (паркинсонизм, мышечная листомия, тремор) с выраженной постуральной неустойчивостью, псевдобульбарным синдромом, вегетативными и когнитивными расстройствами.

Медикаментозный паркинсонизм возникает в результате блокады до­фаминовых (D2) рецепторов после применения нейролептиков, истощения катехоламинергических депо при использовании препаратов раувольфии, ал ьфа-метилдофа, флунаризина, и и ниаризина, лития и др.

Сосудистый паркинсонизм возникает в результате множественных инфарктов, которые локализуются в участке базальных ганглиев или в оральных отделах ствола головного мозга с привлечением нейронов черной субстанции с одной или с другой стороны. Возможен вариант сосудистого паркинсонизма в результате кровоизлияния в средний мозг.

Травматический паркинсонизм может развиваться после черепно-мозговых травм, на фоне энцефалопатии боксеров.

Проявления симптоматического паркинсонизма могут наблюдаться при объемных процессах (опухоль, абсцесс, гума, туберкулома в участке базальных ганглиев или черной субстанции).

Лечение. Существует 5 направлений терапевтической коррекции на­рушений обмена дофамина у больных паркинсонизмом.

Первое направление - усиление синтеза дофамина в нигростриарных нейронах с помощью препаратов, которые содержат L-дофу (диоксофенил-L-аланин как метаболический предшественник дофамина). Эти препараты сейчас являются комплексными, поскольку к ним относятся ингибиторы дофадекарбоксилазы, замедляющие преобразование L-дофы на дофамин (наком, синемет, мадопар). Принимать L-дофу начинают с 100 мг 2-3 раза в день, а за­тем при необходимости дозу увеличивают. Доза, при которой наступает тера­певтический эффект, может быть различной, но обычно не превышает 500 мг в день и делится на 3-4 приема Максимальная суточная доза - 1000 мг.

Второе направление - стимуляция непосредственно дофаминовых ре­цепторов полосатого тела. С этой целью применяют агонисты дофамина, ко­торые подразделяются на 2 группы: 1) производные алкалоидов кукурузных рылец: бромокриитин (парлодел), перголид, лизурид; 2) синтетические не-эрголиновые препараты: прамипексол (мирапекс), ропинирол. Применяют препарат парлодел, начиная с 1,25 мг 3 раза в день, но более эффективным является перголид - 0,05 мг 3 раза в день, затем дозу увеличивают до 3-4 мг в день. Синтетические неэрголиновые средства, особенно прамипексол (ми­рапекс), обладают высокой эффективностью относительно тремора.

Третье направление - стимуляция выделения дофамина с пресинаптической части нигростриарных нейронов с помощью препарата неомидантана (амантадина), который назначают в дозе 100-300 мг 2-3 раза в день.

Последние два направления имеют еще и другие преимущества, по­скольку применяемые препараты являются антиоксидантами, а поэтому и нейропротекторами.

Четвертое направление - это использование центральных холинолити-ков, которые уменьшают высокую холинергическую активность хвостатого ядра (циклодол, паркопан, норакин и т. п.). Лечение начинают с маленьких доз (1/2 таблетки 2-3 раза в день), а затем дозу препарата увеличивают. Но надо иметь в виду, что эти препараты могут вызывать нарушение аккомода­ции, сухость во рту, запоры и т. п.

Пятое направление - применение ингибиторов МАО типа Б - юмекс по 5 мг 2 раза в день. Этот препарат уменьшает катаболизм дофамина и таким образом увеличивает его количество и продолжительность действия на до­фаминовые рецепторы.

Для правильного метаболического направления препаратов, которые со­держат L-дофу, в последнее время рекомендуют применять ингибиторы фер­мента катехол-О-метилтрансферазы (КОМТ). Одним из таких ингибиторов КОМТ является препарат толкапон. Особое место принадлежит препарату сталево, который содержит L-дофу, ингибитор дофа-декарбоксилазы -карбидопу и ингибитор КОМТ - энтакапон. Уникальная комбинация его составляющих обеспечивает уменьшение периферического метаболизма L-дофы, поддержание ее постоянного уровня в кровотоке и оказывает со­действие более равной, предвиденной доставке леводопы в головной мозг.

Заслуживает внимания применение средств, которые влияют на тремор. С этой целью используют адреноблокаторы (анаприлин, пропранолол, обзидан и др.) в небольших дозах 0,01-0,02 г 2-3 раза в день. Эти препараты, как и некоторые противоэпилептические средства (вальпроаты, гексамидин) уменьшают высокую возбудимость структур мозга, генерирующих тремор.

Следует отметить, что иногда существенное положительное влияние ока­зывают трициклические антидепрессанты, которые уменьшают обратный захват дофамина (амитриптилин, мелипрамин). При появлении у больных первых симптомов болезни не всегда целесообразно назначать препараты, ко­торые содержат L-дофу, поскольку они ускоряют дальнейшую дегенерацию нигростриарных нейронов. Поэтому на этих стадиях рекомендуются антиоксиданты (токоферола ацетат по 0,1 г 3 раза в день). Больным паркинсонизмом следует избегать употребления антагонистов кальция, препаратов раувольфии, папаверина гидрохлорида, антиаритмических препаратов, транквилиза­торов, которые отрицательно влияют на дофаминергическую систему.

Выбор препарата для начала медикаментозной терапии определяется с учетом возраста больного, формы заболевания и уровня необходимой функ­циональной активности больного. Для больных, в возрасте менее 70 лет с преобладанием симптомов ригидности и гипокинезии, лечение следует на­чинать с ингибиторов МАО-Б - селегилина, амантадинов или агонистов дофаминовых рецепторов. При дрожательной форме заболевания более эффективными являются антихолинергические препараты. В комплексное лечение вышеперечисленными средствами необходимо включать препара­ты, содержащие L-дофу лишь в тех случаях, когда отсутствует достаточный терапевтический эффект, затруднено самообслуживание больных. Лечение больных старше 70 лет рекомендуется начинать с маленьких доз препаратов, содержащих L-дофу. Это связано с тем, что у таких больных другие группы препаратов менее эффективны и часто оказывают соматические и психиче­ские побочные действия.

Хирургическое лечение. На современном этапе хирургическое лечение проводят лишь у тех больных, у которых при квалифицированном применении всех возможностей фармакотерапии не удалось достичь достаточного эффекта.

Стереотаксические операции. В их основе лежит стереотаксическое разрушение вентролатерального ядра таламуса, которое разрывает пато­логические кольцевые связи, формирующие эту болезнь. Операция может быть и двусторонней, что уменьшает тремор и мышечную ригидность.

Продолжительность эффекта бывает различной (от нескольких месяцев до 1-3 лет). Патологические кольцевые связи, к сожалению, могут снова восстанавливаться.

Современным нейрохирургическим методом лечения является транс­плантация эмбриональных дофаминпродуцирующих клеток в зону таламуса или в ядра полосатого тела (стриатума). Эффект от этих операций длится 2-3 года, но не исключает применение фармакотерапии.

Оригинал статьи: http://nevro-enc.ru/zabolevaniya-nervnoj-sistemy/nasledstvennye-zabolevanija/s-porazheniem-jekstrapiramidnoj-sistemy/bolezn-parkinsona.html